История ковра-2

    В раннем средневековье Европа не знала своего производства ворсовых ковров, хотя они весьма пригодились бы в средневековом европейском жилище. Дома европейцев в ту пору не отличались особым комфортом – земляные или каменные полы были холодными, каменные стены несли сырость, оконные проёмы были лишены рам.

   Скромное подобие уюта пытались создать с помощью набитых овечьей шерстью подушек и тюфяков на скамьях и лавках, а для тепла и освежения воздуха полы устилали летом цветами и травами, а зимой – соломой. Затем из этой соломы стали плести разноцветные узорчатые циновки, которые и предшественницами напольных ковров, а от сквозняков спасали напольные пологи на кроватях, и завесы и драпировки на стенах и дверях. Всё это составляло в течении многих веков главную роскошь европейского дома.

    Восточные ворсовые ковры стали первоначально проникать в Европу через мавританскую Испанию, где, как и во всех странах мусульманского мира, ткали прекрасные ковры. Попадали ковры в Европу и в виде посольских даров. Кроме персидских, широко славились ковры турецкой работы, которые много повидавший на своём веку Марко Поло находил красивейшими в мире. Особенно их полюбили в Италии. Художники Возрождения изображали на своих картинах, как правило, турецкие ковры. Турецкие и персидские ковры можно увидеть на полотнах Симона Мартини, Виттора Карпаччо, Джентили Беллини, Лоренсо Лотто и так далее.

Ковры в Европе

    Восточные ковры быстро покорили сердца европейцев – уже в 14 веке, сначала в Италии, а затем и по всей Европе устанавливается обыкновение в дни торжеств украшать городские дома коврами, вывешенными из окон или с балконов.

     Коврами также накрывали сундуки, скамьи и даже верх шкафов.

     В Голландии в большой моде были ворсистые ковровые скатерти, неоднократно и блистательно изображённые на полотнах голландских художников. Да и по сей день в знаменитых голландских «Браун Коффиз» вы можете присесть за столик, покрытый ковровой скатертью.

   Важную роль играли ковры и в оформлении сакрального пространства. К 15-16 векам сложилось обыкновение выделять с помощью ковра место возле алтаря, где должен находиться священник, но в практике православной церкви для епископов предназначены небольшие круглые ковры –орлецы. На них изображается парящий над городом орёл с сиянием вокруг головы. Город –это место пребывания епископа, сияние символизирует учение Церкви, а орёл –самого епископа.

    В королевских дворцах ковры также создавали некую зону вокруг священной особы государя, кроме того, ковровыми дорожками во время праздников, коронационных и свадебных церемоний устилали путь наиболее почётных лиц. Эта традиция сохранилась и до сих пор.

   Итак, в семнадцатом столетии ковры прочно вошли в моду в Европе, но в бывшей мавританской Испании их производство пришло в упадок, и ковроделие начало набирать силу во Франции.

   В 1615 году некий мастер Пьер Дюпон, вернувшийся из Леванта, основал в предместье Парижа фабрику по изготовлению ковров в турецком стиле. В 1627 году король Людовик 13 даровал Дюпону привилегию на 18 лет на производство этих предметов роскоши. А в 1632 году королевский ковродел опубликовал трактат о производстве турецких ковров. Это сочинение стало первым источником сведений об изготовлении ковров во Франции в начале 17 века.

    Ковры, которые ткали на этой мануфактуре, называли коврами Савонери. Это были высокого качества изделия, выполненные в технике турецкого узла. Рисунок их был выдержан в западном стиле, с узнаваемыми элементами стиля эпохи Возрождения, Барокко и Рококо.

   Целое столетие ковры Савонери пользовались широким спросом. Они украшали королевские покои, а французские монархи вручали их послам иных держав в качестве драгоценных подарков. Не меньшей известностью пользовался и другой центр французского ковроткачества – город Обюссон. Изначально в этом районе ткали гобелены, а в 1743 году власти решили создать в городе ковровую мануфактуру. Здесь отказались от восточных образцов, и стали выделывать ковры собственного стиля. Их так и назвали –обюссон. В этом французском городе ткали также ковровые скатерти и покрывала.

     Новый всплеск моды на восточные ковры пришёл в Европу в конце 18-го века. Он достиг своего пика в эпоху романтизма, когда интерес к античности стал ослабевать, а интерес к экзотическому востоку только усиливался. В этот период в европейском интерьере появился тип восточной комнаты – диванной или курительной, сплошь увешанной коврами, восточным оружием и доспехами, обставленной резными столиками, с кальянами и курительницами. Когда же миновала романтическая мода, ворсовый ковёр не исчез из европейского интерьера – он прочно занял место на полу, в равной степени вписавшись как облик дворцовых залов, так и в гостиные, кабинеты, частные дома и квартиры. Но ковры не только создавали уют и навевали романтические восточные мотивы. Они ещё и могли играть важную символическую роль в религиозных ритуалах европейского Нового Времени.

      Ковры с символическим рисунком очень любили масоны, в том числе и русские. На масонских коврах располагалось множество рисунков с зашифрованным содержанием, иногда достаточно сложным. Такие ковры служили своеобразным тестом для проверки братьев, приехавших в другой город или в другую страну, где существовали родственные ложи. Прежде чем оказать помощь новоприбывшему масону, ему устраивали испытание, чтобы узнать, тот ли он, за кого себя выдаёт. Одним из пунктов этого испытания было умение читать масонский ковёр. Порой среди подлинных масонских ковров гостю показывали также ложные, и он должен был отличить подлинное тайное знание от подделки.

Ковры на Руси

     На Руси восточные ковры были издревле – и в богатых палатах встречались довольно часто. В 17 веке большие ковры расстилали на скамьях и лавках, а маленькие молитвенные коврики раскладывали перед домашними иконами по покрывшему пол сукну. Ковры восточной работы в изобилии продавались на многочисленных ярмарках и столичных купеческих лавках, а к концу 18-го века собственные гобелены, паласы и ворсовые ковры начали производить во многих помещичьих усадьбах, в монастырях и на небольших полукустарных предприятиях.

     Ко второй половине 19-го века околокустарное производство ворсовых ковров распространилось в России настолько, что они утвердились в мещанском, и даже крестьянском быту. Коврами обивали праздничные и свадебные сани, делали из них покрытия на сундуки, а также скатерти и сумки-редикюли. Особенно популярны стали войлочные набивные ковры, а также пеньковые и джутовые половики. С появлением фабрик у ручных ковров наступили тяжёлые времена. По художественной ценности эти ковры, конечно же, нельзя было сравнить с ручными изделиями, но зато теперь у людей среднего достатка, появилась возможность купить свой ковёр.

    Энциклопедический словарь Брокгауза и Евфрона отмечал: «Восточные ковры, производящиеся ручным способом, вытесняются вследствие своей дороговизны европейскими коврами, которые выделываются механически с конца первой половины настоящего века.»

    С того времени мало что изменилось в ковровом деле, хотя шедевры ручного ковроткачества, конечно же, создаются и в наши дни.

Добавить комментарий